Рубцов и Клыков

    Как-то мне рассказали, что Николай Михайлович Рубцов встречался с известным   
скульптором Вячеславом Михайловичем Клыковым. Встреча эта была очень короткой. Клыкову   
представили Рубцова. Они обменялись приветствиями, выпили, вдруг Клыков очень долго и   
молча стал смотреть в глаза Рубцову. Смотрел и молчал. Рубцов тоже молчал и смотрел в   
глаза скульптору. Это длилось долго. Вдруг Рубцов встал и ушёл из мастерской.   
    Я решила позвонить Клыкову и проверить этот рассказ у самого Вячеслава Михайловича.   
Спросить у него, была ли та встреча и правда ли, что он долго смотрел в глаза поэта и   
молчал и почему.   
    Клыков ответил: «Это было в 70-х годах. Я работал в мастерской в подвале с художником   
Игорем Волох. Талантливый и очень образованный художник Анатолий Зверев давно упрашивал   
меня познакомиться с гениальным поэтом Рубцовым. Я всё отказывался, думая, что Анатолию   
Звереву просто хочется выпить и он подбивает меня на эту встречу с очередным «гением».   
Наконец я согласился: «Приглашай своего «гения». Встреча состоялась. Рубцов вошёл, мы   
обменялись приветствиями, выпили – и вдруг меня поразили глаза Рубцова: глубокие,   
бархатистые, тёмные, как у южан. Я долго не мог отвести своего взгляда от них. Они меня   
приковали. А Рубцов, действительно, встал и покинул мастерскую».   
    Возможно, при встрече с незнакомым Рубцову Клыковым поэт, очень чуткий на всё новое и   
неясное, хотел понять, что представляет из себя этот скульптор, неизвестный до того ему. И   
эта энергия, которая могла исходить из глаз гостя, поразила Вячеслава Михайловича.   
    Встретились три талантливых, гениальных человека. Это знаковое событие в истории   
русской культуры. Художник Зверев был известен за рубежом. Его картины буквально скупались   
работниками всех посольств, ими были украшены выставки и картинные галереи. Зверев понял,   
кто такой Рубцов, наслаждался его поэзией и хотел, чтобы её знал и талантливый Клыков.   
Хотел увидеть, как скульптор будет поражён творчеством гениального Рубцова, но Рубцов   
пришёл… и ушёл... Точка не была поставлена историей в этот день.   
    Через 15 лет, в 1985 г., она была поставлена Вячеславом Клыковым, установившим   
памятник Николаю Рубцову на его родине – в городе Тотьме.

Памятник Николаю Рубцову в Тотьме

    Нас интересовала история создания памятника Николаю Рубцову в городе Тотьме. Мы   
обратились к М.А. Шананиной, бывшей учительнице литературы, основателю музея Рубцова в   
школе №1 г. Тотьмы. По её просьбе Ф.Шестаков прислал нам письмо-воспоминание.

                     Неожиданные визитёры

    Весна 1985 года. Приближалось 50-летие со дня рождения поэта Н.М. Рубцова и 15-летие   
его гибели. В древний городок на берегу реки Сухоны, в среднем её течении, приехала группа   
вологодских писателей во главе с другом Николая Рубцова – поэтом Виктором Коротаевым. С   
ними приехал известный скульптор из Москвы Вячеслав Михайлович Клыков, страстный поклонник   
поэзии Н.Рубцова. Они обратились к работавшему в то время председателю Тотемского   
райисполкома В.Ф. Захарову с настоятельной просьбой и предложением о сооружении памятника   
поэту Н. Рубцову в Тотьме. Я тогда работал первым его заместителем, и он пригласил меня   
для обсуждения этого предложения. Я задал приехавшим вопрос: «Почему вы предлагаете   
поставить памятник Н. Рубцову в Тотьме, а не в Вологде, где поэт жил и работал в последние   
годы жизни?» На что они ответили, что делали такие попытки неоднократно, но руководство   
Вологды и области категорически против их предложения, мотивируя тем, что не даст   
разрешения Совет Министров РСФСР и что Рубцов не тот человек, которому следует ставить   
памятники. Но через 15 лет после описываемых событий памятник поэту Н. Рубцову в   
г. Вологде всё же был поставлен. Тогда я изложил трудности и проблемы, которые предстоит   
преодолеть на этом пути:   
    Как получить разрешение правительства на сооружение памятника поэту в Тотьме, если для   
областного центра, г. Вологды, это невозможно?   
    Как обеспечить финансирование, где изыскать средства на памятник?   
    Где и каким путём разместить заказ на отливку памятника в бронзе? Без разрешения   
Правительства такой заказ никто не примет.   
    Писатели стали уверять, что средствами на памятник помогут за счёт областной   
писательской организации. Но так ни одной копейки от них и не поступило на сооружение   
памятника Николаю Рубцову в Тотьме.   
    Решение других проблем взял на себя скульптор В.М. Клыков. Он сказал, что памятник   
создаст в своей московской мастерской, а отливку его в бронзе закажет лично для себя   
Мытищинскому заводу художественного литья, с которым у него уже есть предварительная   
договорённость, и назвал приблизительную стоимость этого проекта. Она была сравнительно   
невысокой. Затем он показал эскизы будущего памятника, а архитектор, который с ним тогда   
работал и тоже приехал в Тотьму, предложил эскизы постамента и окружающей памятник   
территории.   
    Все наши опасения и возражения были развенчаны.   
    Тогда собрали комиссию, в состав которой вошли архитектор района, заведующий отделом   
культуры, председатель горисполкома. Представитель райкома партии. Обсудили эти   
предложения и решили согласиться. Тем более что для нас было престижно первыми установить   
памятник поэту-земляку.

                     Выбор места для памятника

    Комиссия вместе с приехавшими гостями отправилась выбирать место для памятника. Первый   
вариант был перед зданием районной библиотеки им. Рубцова. Второй вариант на высоком   
берегу Сухоны у речного вокзала. Тогда это были главные ворота города. Гости в город,   
приезжали в основном, водным транспортом. При жизни Н. Рубцов тоже приезжал в Тотьму на   
пароходах и теплоходах по реке Сухоне, о которой им написан ряд стихотворений.   
Остановились на втором варианте. На этом месте любил бывать Николай Рубцов, посидеть на   
скамье и наблюдать реку, пристань и оживлённые хлопоты пассажиров.

                     Трудовые будни

    Писатели настаивали на том, чтобы памятник установить на выбранное место к сентябрю   
1985 года, а в сентябре провести торжественное открытие памятника с приглашением широкого   
круга гостей. В январе 1986 г. провести в Тотьме и селе Никольском юбилейные мероприятия,   
посвящённые 50-летию поэта.   
    Визитёры уехали, началась будничная работа. Времени оставалось очень мало. Вячеслав   
Михайлович трудился в Москве, не покидая мастерской, а мы в Тотьме занялись накоплением   
денег на памятник. В то время у нас в районе был внебюджетный фонд культуры, который   
пополнялся за счёт перечисления средств предприятиями и организациями района. Расходовался   
он на различные массовые культурные и спортивные мероприятия. Пришлось много поработать с   
руководителями, чтобы набрать необходимую сумму для финансирования памятника и для   
проведения других плановых массовых районных мероприятий.   
    Вскоре мы получили из Москвы пакет с чертежами постамента и прилегающей территории   
памятника. Постамент представлял собой железобетонный монолит с заглублённым на два метра   
в землю основанием выходящего из него ствола и горизонтальной площадки над этим стволом   
для установки на неё памятника. Фасадная панель площадки имела небольшой наклон для   
размещения на ней надписи.   
    Скульптор сначала вылепил скульптуру поэта в натуральную величину. Но потом решил   
изготовить скульптуру в полтора раза больших размеров. Размеры площадки постамента были   
спроектированы на первоначальный вариант. Вячеслав Михайлович позвонил мне и сказал, что   
верхнюю площадку постамента надо удлинить на сорок сантиметров. Но было уже поздно это   
делать, так как мостостроители, которые тогда строили в Тотьме мост через реку Сухону и   
согласились безвозмездно соорудить постамент памятника, к этому времени быстро и добротно   
закончили предложенную работу. Благоустройство территории проводилось общими усилиями.   
Подсыпку и асфальтирование сделали дорожники, озеленение и подсадку цветов – учащиеся   
средней школы №  1.   
    Время неумолимо летело, приближался сентябрь. Скульптор нам сообщил, что с отливкой   
памятника придётся отложить до будущего года и предложил провести открытие памятника с   
моделью в гипсовом исполнении, которую он изготовил в своей мастерской со своими   
помощниками, и просил направить в Москву грузовую машину за памятником. За памятником   
ездил заведующий отделом культуры Самарский А.А. Вскоре приехал в Тотьму и сам скульптор   
Клыков Вячеслав Михайлович. Он лично смонтировал разобранный по частям гипсовый памятник и   
тонировал его под бронзу.

                     Открытие памятника

    Открытие памятника состоялось в середине сентября 1985 года в присутствии большого   
количества гостей, писателей и поэтов из Вологды, Москвы, Ленинграда и других городов.   
Много было сказано о жизни и творчестве поэта, самобытности его творческого наследия.   
    Гипсовый памятник простоял полтора месяца. По совету скульптора мы его убрали до   
наступления сырой погоды и морозов, потому что от их воздействия он мог разрушиться. Так   
как основание скульптуры выходило за пределы площадки постамента, пришлось доделывать   
постамент и изменить его контуры. Это сделали тотемские реставраторы. Они же и облицевали   
постамент мраморными плитами с надписью:

                          «За всё добро расплатимся добром,   
                          За всю любовь расплатимся любовью»   
                                                    Н. Рубцов.

    В бронзовом исполнении памятник был отлит в 1987 году на Мытищинском заводе   
художественного литья при посредничестве скульптора Вячеслава Клыкова, доставлен в Тотьму   
и установлен на подготовленный постамент к празднованию 850-летия города Тотьмы в сентябре   
1987 г. Открытие бронзовой скульптуры поэта было составной частью программы празднования   
юбилея города и происходило в присутствии многочисленных жителей и гостей города.   
    Самая большая нагрузка и расходы по созданию памятника поэту Николаю Рубцову в Тотьме   
достались скульптору Вячеславу Михайловичу Клыкову. Мы из районного фонда культуры   
перечислили за отливку памятника в бронзе Мытищинскому заводу около 14 тысяч рублей и   
заплатили символический гонорар скульптору три с половиной тысячи рублей. Так что главная   
заслуга в создании памятника поэту в городе Тотьме принадлежит скульптору Вячеславу   
Клыкову. За это благородное дело тотьмичи благодарны скульптору.   
Фёдор Шестаков

                                                                             Май 2002   
                                                                             г. Тотьма

           К 70-летию Николая Рубцова

          Он прожил только половину   
          Того, что надо было бы прожить.   
          Змея сдавила горловину,   
          Чтобы поэта злобно задушить.   

          Пик творчества ещё не скоро.   
          Задумок было много впереди.   
          Признанье есть, хотя и спорят.   
          Скитальца жизнь осталась позади.   

          Прожив годов ещё бы столько,   
          Как много песен создал бы поэт.   
          Воспел бы Родину. Да только…   
          Неспетое унёс он на тот свет.   

          Жизнь кончилась в самом расцвете.   
          Поэзию его потомки чтут.   
          Так почему на этом свете   
          Талантливые мало так живут?

                              Ф. Шестаков   
                              Январь 2006 г.   
                              г. Тотьма





            Памяти Николая Рубцова

          Учились мы в одной Никольской школе,   
          Жаль, лично не общались никогда,   
          Тропой одной пересекали поле,   
          Он был в четвёртом, я в седьмом тогда.   

          Нужда после войны, разруха, голод.   
          Куда пойти? Хотел быть моряком.   
          Поехал в северный приморский город,   
          Устроился на сейнер рыбаком.   

          Шли годы, были радости и горе.   
          Всё надо посмотреть и испытать,   
          Провериться на суше и на море.   
          Но главная мечта – поэтом стать.   

          Мучителен и труден путь к признанью,   
          При жизни мы не поняли твой стих.   
          Ты умер неожиданно и странно…   
          Спор о поэте временно затих.   

          Да только истинной поэзии не скрыть,   
          И самобытность стиля не отнять.   
          Рубцова Кожинов помог открыть,   
          Певца России Северной признать.   

          Любил Рубцов и Тотьму, и Николу,   
          Их называл он Родиной своей,   
          Любовно почитал родную школу,   
          Увидел там свою «Звезду полей».   

          И благодарны земляки поэту,   
          Что он родимый край не забывал,   
          Любил умом и сердцем землю эту.   
          Её красу душевно воспевал.   

          Пятнадцать лет с той ночи роковой,   
          Когда Рубцова лира замолчала.   
          Он дебютант в литературе мировой,   
          Но думаю, что это лишь начало.

                                       Фёдор Шестаков   
                                       Сентябрь 1985 г.   
                                       г. Тотьма

Открытие памятника Н.М.Рубцову в Емецке

    Как долго ждали все рубцововеды, руководители музеев и центров им. Н. Рубцова открытия   
в стране четвёртого памятника поэту! Встречаясь, спрашивали друг друга: «Не слышно ли, что   
там в Емецке?» – «Говорят, уже скоро!»   
    Главная запись в энциклопедическом справочнике о человеке, как правило: когда и где он   
родился. Николай Михайлович Рубцов родился 3 января 1936 года в селе Емецке Холмогорского   
района Архангельской области.   
    В Емецке я не бывала, но, беседуя с Галиной Михайловной Рубцовой-Шведовой, не раз   
спрашивала её: «Помнит ли она новорождённым своего брата?» Шестилетняя Галя помнила, как   
встречали они маму из роддома. Колю нёс папа. Надя, старшая сестра Коли, в ожидании   
радостного события готовила в доме встречу. Запомнила Галя глаза братика. Они светились   
как звёзды.   
    Дом, в котором жили Рубцовы в Емецке, подробно описала в своей книге Татьяна   
Васильевна Минина, учительница математики Емецкой школы, подвижница. В конце семидесятых   
годов узнала она, что Н. Рубцов жил у них в селе и стала разыскивать людей, знавших   
Рубцовых, и собирать документы, чтобы как-то узнать раннюю биографию поэта.   
    Жили Рубцовы в Емецке на втором этаже, потом перебрались на первый. Татьяна Васильевна   
решила, что из-за высокой и крутой лестницы тяжело было Колиной маме, Александре   
Михайловне, носить воду и дрова, имея грудного ребенка и будучи беременной шестым – Борей,   
который родился в мае 1937 года. Первые шаги своими маленькими ножками поэт сделал в этом   
доме. Говорить тоже начал здесь. А в июле 1937 года отца, Михаила Андриановича, перевели   
на другую работу в Няндому.   
    На открытие памятника в Емецке 13 ноября 2004 г. приехали мы – гости из Архангельска,   
Москвы, Питера. Часов в 12 машину остановили около дома № 57 с красным плакатом: «Емецку   
865! Добро пожаловать!», справа над окном доска:

                                  «В этом доме   
                                  3 января 1936 года   
                                     родился поэт   
                                        Рубцов   
                                 Николай Михайлович».

    Ищу вход в дом. Их два. В коридорах тусклые лампочки. Под ногами скрипят деревянные   
половицы. Вот дверь комнаты с окнами на юг. Она из каких-то фанерных заплаток. Выходит   
мальчик, лет 10, из противоположной квартиры и на мой вопрос отвечает: «Мне бабушка   
говорила, что Рубцовы в этой комнате жили. Сейчас там живёт мой друг Васька». Дверь эта   
заперта. Поднимаюсь на второй этаж. Елена Николаевна, дочь Рубцова, приехавшая в нашей   
машине с дочкой Машей, уже здесь. Мы с ней осматриваем действительно очень крутую и   
высокую лестницу, по которой её бабушка поднималась с грудным Колей. Я фотографирую её.   
Хозяйка бывшей квартиры Рубцовых на втором этаже рассказывает, что иногда приезжают к ним   
люди и спрашивают: «Где жили Рубцовы?».   
    Далее спешим в краеведческий музей. Поэту выделена отдельная комната. В витринах   
фотографии Коли-детдомовца, Николая-моряка. Книги – сборники его стихов. Всё собрано   
стараниями Татьяны Васильевны Мининой, Почётного гражданина Холмогорского района. Она   
первая начала доказывать и районной и областной администрации, что Н. Рубцов – это   
величина и слава России. Память о нём надо оставить потомкам.   
    Мы с ней расцеловались и обнялись. Мою книгу «Н. Рубцов. Малоизвестные факты   
биографии» она уже знала и держала её в руках. В районе и области Татьяну Васильевну очень   
уважают. Она отличник народного просвещения. Под её непосредственным руководством в 1965   
году организован Емецкий краеведческий музей, в 1992 г. создано литературное объединение   
«Емца». Она является автором многих книг. О своих исследованиях о Н. Рубцове Татьяна   
Васильевна рассказала в книге «Тихая моя родина, или Емецк и его округа». Татьяне   
Васильевне больше восьмидесяти лет, и она плохо видит.   
    Привезли её на открытие памятника бывшие ученики. А ученики-то у неё не простые!   
Заслуженный врач-хирург, талантливый и любимый жителями Архангельской области, Рехачёв   
Виктор Павлович, Буторина Татьяна Сергеевна –профессор, доктор социальных наук,   
вице-президент Ломоносовского фонда, автор 80-ти печатных работ, в том числе и книг. Все   
уроженцы Холмогорского района, основатели рубцовских чтений.   
    На главной площади Емецка, у школы, собрались жители и гости. У памятника, покрытого   
белым полотном, жена скульптора Николая Анатольевича Овчинникова – Надежда Капитоновна   
Шек, тоже талантливый скульптор и помощник своему мужу. Сам Николай Анатольевич приехать   
не смог.   
    Ещё в Краеведческом музее Надежда Капитоновна рассказала мне, что её «муж работал над   
бюстом 13 лет. Когда наступил дефолт – это нас не остановило. Мы уже загорелись этой   
темой. Я не знаю поэта, который оказывал бы такое воздействие на человека». Оба они   
закончили Суриковский институт и поехали на север. Николай Анатольевич родом из г.   
Александрова  Владимирской области. Людям творческих профессий работать на Севере трудно.   
Тяжело переносили морозы, но очень полюбили людей и природу. Работали под сильным   
эмоциональным напряжением. «Что такое бюст? – говорит Надежда Капитоновна, – это голова и   
шея. Минимум выразительных средств. Шарф на шее помогает передать образ поэта-лирика».   
    Рядом с Надеждой Капитоновной стоит дочь поэта – Елена Николаевна Рубцова и его внучка   
Машенька. Им, как самым почётным людям, предоставлена возможность снять с памятника   
полотно. Звучит музыка. Вокруг фотокорреспонденты. Полотно спущено. Перед нами Николай   
Рубцов – русский национальный поэт-классик. Кто-то рядом говорит: «Шарф – как подбитое   
крыло птицы!»   
    Вспоминаются слова друга Рубцова – Василия Елесина: «До чего же он был одинок! Тоска   
заброшенности, бесприютности, неприкаянности бьётся в строфах стихов спутанной птицей.   
Пытается спрятаться за усмешкой, за иронией».   
    И в то же время перед нами поэт-гражданин. Всё творчество Рубцова пронизано страстной   
любовью к Родине, к человеку.

                     И одного сильней всего желаю –   
                     Чтоб в этот день осеннего распада   
                     И в близкий день   
                     ревущей снежной бури   
                     Всегда светила нам, не унывая,   
                     Звезда труда, поэзии, покоя,   
                     Чтоб и тогда она торжествовала,   
                     Когда не будет памяти о нас...

    Он предвидел наступающую опасность для Родины и предостерегал людей словами, звучащими   
как набат: «Россия, Русь! Храни себя, храни!»   
    В своём творчестве Рубцов поднимал социально-нравственные вопросы. Все  его стихи   
отражают это: и «Русский огонёк», и «Добрый Филя», и «Старик», и «Детство».   
    Первым на открытии памятника выступил глава Холмогорской администрации, по заказу   
которой выполнялся памятник: «Свершилось то, о чём мы говорили более 10 лет. Зерно посеяно   
на хорошую почву, и мы получили вот такой результат». Он перечислил фамилии людей, которые   
выполнили эту задачу и благодарил их.   
    Затем заместитель главы администрации Архангельской области Ситкин Николай Михайлович   
сказал: «Где только Рубцов не бывал, в каких только городах и деревнях, но родился-то он у   
нас, здесь, на Емецко-Холмогорской земле,  и  мы этим гордимся. Не часто открываются   
памятники поэтам. А вот у нас есть теперь памятник нашему поэту-земляку!»   
    Очень хорошо сказала Татьяна Сергеевна Буторина: «Не только большое событие для   
Емецка, но и для всей страны. Это праздник духовности. Памятник открыли прекрасному   
человеку. Господь Бог дал ему особый дар. Он оказался отмеченным Свыше редким талантом.   
Будем и дальше продолжать это доброе дело, потому что молодые уже после нас будут ставить   
памятники известным людям, и тогда мы с вами будем жить вечно».   
    Архимандрит Тихон напомнил, что душа вечна, и Рубцов радуется сейчас этому событию. За   
него будем молиться: судя по его стихам, он был крещён.   
    Елена Николаевна Рубцова прочитала строчку из стихов отца: «Память возвращается, как   
птица, в то гнездо, в котором родилась».   
    Она поблагодарила всех присутствующих и особенно тех, кто имел отношение к открытию   
памятника.   
    Потом дали слово и мне. Я сказала, что счастлива: наконец-то побывала на этой земле,   
познакомилась с интересными людьми, что-то новое узнала о поэте. Все материалы я увезу в   
наш музей. Рассказала о создании инициативной группы, которая предлагает объявить 2006-й   
год «годом Рубцова» и поставить памятник поэту у общежития Литературного института.   
    Рубцов пришёл к нам из Золотого века. Такие люди рождаются не чаще, чем раз в 100 лет.   
Рубцов – это грядущее возрождение России.   
    От Московского музея Н. Рубцова я передала в Краеведческий музей Емецка цветную копию   
свидетельства о присвоении малой планете № 4286 имени Николая Рубцова.   
    В Емецке произошло очень значительное событие для литературной жизни России. Родился   
крупнейший поэт ХХ века, за несколько лет своего творчества создавший целое направление в   
русской поэзии.   
    Мы давно называем его классиком. И уже не можем жить без его стихов.   
    Это событие в телевизионных новостях практически не было освещено, хотя в средствах   
массовой информации в последнее время много говорят о патриотизме, но чувствуется лживость   
и двуликость во всех этих заявлениях.

Сургут – город поэзии

    На одном из важных официальных заседаний в Москве шло обсуждение предстоящих юбилейных   
торжеств Н.М. Рубцова. Обсуждалось два события сразу – 70-летний юбилей со дня рождения и   
35 лет со дня гибели поэта. Одна наивная чиновная дама недоумённо воскликнула: «Ничего не   
понимаю! В чём дело? Почему это Рубцову открываются по всей России какие-то рубцовские   
центры, музеи? Кто их возглавляет и кто их оплачивает?» Можем обрадовать всех чиновников   
России – народ. И вообще Рубцов – это баррикада. По одну сторону её находится вся русская   
классическая литература вместе с Пушкиным, Лермонтовым, Есениным, а по другую – их убийцы:   
Дантес, Мартынов, г-жа Дербина и иже с ними. В зависимости от того, кто на какой стороне   
находится, можно судить о его вкладе в русскую культуру. Пришлось использовать такое   
малоупотребительное слово, как «иже с ними». А кто с ними? Например, многолетний   
покровитель г-жи Дербиной, вечный литературный знаменосец ХХ, а теперь уже и ХХI века г-н   
Евтушенко. Любили и опекали его и при Хрущёве (иногда журили), и при Брежневе (иногда тоже   
журили), и при Горбачёве (уже не журили), и при Ельцине (просто восхищались), и при Путине   
(не журили никогда – стал Символом). Символ очень помогал г-же Дербиной в её тюремных   
мытарствах: как же не поддержать даму – сколько сил ей потребовалось, чтобы убить чудный   
дар русской поэзии, “печального странника” от литературы Николая Рубцова. Например, из   
г. Вельска Вологодской области нам сообщили, что возник кружок почитателей госпожи   
Дербиной. Такой же кружок и на Дальнем Востоке, и, как мы уже писали, в Питере.   
    Эта пожилая, грузная дама очень активна. Она ездит по городам и весям нашей необъятной   
Родины и делится воспоминаниями, как убивала, каким способом, что при этом чувствовала.   
Особенно любит школьные аудитории. И тему любви. Но не будем «о плохом». Поговорим о   
главном – о рубцовских центрах.   
    В России их действительно много, недаром даже чиновные дамы замечают.

    Особые отношения у нас сложились с руководителем рубцовского центра в Сургуте Сергеем   
Алексеевичем Лагеревым, многие годы проработавшим токарем на знаменитой Сургутской ГРЭС-1.   
В настоящее время он известен как глубокий знаток и страстный почитатель лирики   
Н. Рубцова. Его рука лежит на пульсе всех рубцовских дел. Запросто беседует и   
переписывается с бывшим крупным государственным деятелем и поэтом Анатолием Ивановичем   
Лукьяновым, с прозаиками и композиторами с мировыми именами. По его приглашению, в Сургут,   
в рубцовский центр приезжал Валентин Григорьевич Распутин, с которым состоялся очень   
серьёзный разговор о поэзии, о трагедии России, о её будущем.   
    А началось всё с того, что С. Лагерев много лет назад купил сборник Н. Рубцова   
«Подорожники», прочитал стихотворение «Бессоница» и был поражён, как поэт обычными словами   
передал бесконечную боль одиночества, безысходность «ночного омута» раздумий, терзания   
души. С этого момента родился человек, вставший по нашу сторону баррикад, родился   
подвижник и бессребреник.   
    Мы всегда ждём что-нибудь из Сургута, узнаём друг у друга, не было ли чего от   
Лагерева: письма, статьи, журнала, фотографий. Всё, что присылает Сергей Алексеевич, очень   
важно, нужно, интересно. Самым первым подарком от него для нашего центра был сборник   
«Венок Рубцову», изданный в Сургуте в 2001 году и составленный им вместе с Сергеем   
Анатольевичем Сорокиным, руководителем рубцовского центра С.-Петербурга.   
    Однажды получили от Лагерева такой документ: «Тюменская область, Администрация   
Уватского района. Отдел записей актов гражданского состояния…» Казённая бумага извещала о   
судьбе старшего брата Н. Рубцова – Альберта, 1932 года рождения. Более тридцати лет ничего   
не было известно о его судьбе. Начал искать Альберта еще сам Николай Михайлович. Так и   
погиб с думами о брате. Рубцововеды продолжали поиски. Стараниями сургутян эта тайна   
наконец-то была раскрыта: Альберт Михайлович умер 12 ноября 1984 года в селе   
Горнослинкино, Уватского района, Тюменской области.   
    Совсем недавно получили от С. Лагерева автограф Н.Рубцова, из которого стало известно,   
что Николай Михайлович откликнулся положительно на приглашение фонда «Словесность»   
приехать в Сургут на 4-ю неделю поэзии. Приглашение Николаю Михайловичу пришло от   
Константина Лагунова, ответственного секретаря Тюменской писательской организации. 24   
ноября 1969 года Рубцов ответил согласием, но по какой-то причине приехать не смог.   
    Сургутяне выяснили также, что в их городе работал Александр Сизов, друг Рубцова по   
Литературному институту в Москве, у которого на родине, в Нижегородском крае в 1969 г.   
гостил поэт.   
    В юбилейный год, к 70-летию Н. Рубцова, Сергей Алексеевич выпустил книгу «Душа   
хранит». Это каталог выставки частной коллекции, высокую оценку которому дал Ю. Дворяшин,   
доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей России. Ю. Дворяшин пишет в   
предисловии: «Лагереву мало наслаждаться поэтическим звучанием поэтических строк, ему   
необходимо последовательно и неустанно погружаться в художественный мир поэта, чтобы   
постигать всё новые глубины его смысла, открывать ранее не замеченные грани дарования   
этого творца. А это уже задача не простого читателя поэзии, это задача исследователя». В   
2007 г. вышла книга «Поэту посвящается» (Сургут: Городской общественный фонд   
«Словесность», 2007. Редактор-составитель С.А. Лагерев).

Триумфальное шествие

    Литература в нашей стране всегда была и будет передовым полем боя за национальное   
достоинство, культуру, за искреннюю за любовь к Родине и истинное «самостояньие». Это было   
и до и при советской власти, в период «перестройки» и остаётся в настоящее время. Писатели   
и поэты, такие как В. Белов, В. Распутин, А. Яшин, и многие другие, и в том числе   
Н. Рубцов, оказались на переднем крае этой борьбы.   
    При жизни Николая Михайловича его друзья Ф.Ф. Кузнецов, В.В. Кожинов, С.Ю. Куняев   
делали всё, чтобы стихи Рубцова были опубликованы. После гибели поэта средства массовой   
информации почти полностью исключили его из своих публикаций и передач. В «перестройку» же   
мы вошли с десятком имен бывших придворных, а теперь активно «перестроившихся» поэтов,   
самыми знакомыми из которых были Евтушенко и Вознесенский. Это был период, когда самое   
святое для поколений второй половины ХХ века – победу в Великой Отечественной войне –   
тёмные силы старались очернить. Значение слова «патриот» было искажено. Страна замерла от   
кощунства.   
    Истинная культура и литература, как её составная часть, оказалась в забвении. В это   
время, как чистые родники, по всей стране стали пробиваться самодеятельные музеи Рубцова,   
Есенина и другие в разных уголках нашей страны. Возникли литературные центры в школах и   
библиотеках. Меньше всего это интересовало главного шоумена страны, бывшего министра   
культуры России, Швыдкого. Он стал вести «известную» передачу «Культурная революция» и, не   
стесняясь, задавал стране вопрос: «Нужен ли России Пушкин?»   
    И страна ответила. Ответила ежегодными фестивалями «Рубцовская осень» в г. Вологде, на   
которые собирались любители поэзии со всей страны. Ответила ежемесячными Рубцовскими   
чтениями в музеях, в Рубцовских центрах и домах культуры - от подножия Хибинских гор до   
южных окраин, от Белоруссии до Камчатки. Россия отстояла своего поэта! Началось   
триумфальное шествие поэзии Рубцова по стране.   
    2006 год – год юбилейный. 70-летие со дня рождения Николая Михайловича Рубцова широко   
отмечали в Приморском крае (г. Артём и г. Владивосток), в Сургуте, на Алтае, в Мурманске,   
в Апатитах. Юбилейные чтения прошли в г.Тотьме и с.Никольском, куда приехали из разных   
уголков России не только рубцововеды, но и профессора и аспиранты филологических   
факультетов. К памятнику поэта были возложены цветы.   
    В настоящий праздник превратились торжества по случаю юбилея поэта на Ставрополье в   
театре им. М.Ю. Лермонтова, где один молодой человек по окончании концерта от избытка   
чувств воскликнул: «Вот это да! Это знаковое явление!»   
    Два крупных вечера, посвящённых Рубцову и организованных А.Морозовым, прошли в Москве   
в концертном зале «Россия» и зале им. П.И.Чайковского, где на стихи поэта пели солисты   
оперных театров под аккомпанемент симфонического оркестра.   
    В январе 2006 года в Москве, в Пушкинском музее, прошёл вечер «Песня русской души»,   
где прекрасная музыка С.Рахманинова, П.Чайковского, В. Гаврилина, А. Гречанинова   
сопровождала чтение стихов Рубцова. Казалось, седые классики благословляют своего молодого   
собрата. На вечере выступил министр культуры России А.Соколов. Несколько слов сказал   
Никита Михалков, основной мыслью выступления которого было: «Что имеем – не храним,   
потерявши – плачем». С чествованием поэта выступил губернатор Вологодской области   
В. Позгалёв.   
    В доме литераторов, в Москве, прошёл вечер, посвящённый Н.М. Рубцову. На вечере   
демонстрировался фильм «Зелёные цветы» режиссёра Б. Конухова. Выступал земляк и друг   
Рубцова, член-корреспондент РАН Ф.Ф. Кузнецов, а также вологодские писатели.   
    На многих вечерах присутствовала дочь поэта – Елена Николаевна Рубцова.   
Присутствовала, несмотря на великое горе, постигшее её семью.   
    Творчество Рубцова – это вершина великой поэтической культуры, начало грядущего   
возрождения России. Истинно народный поэт был удостоен истинно народной любви.

Необычная встреча с поэтом (статья из газеты «Междуречье» от 20 сентября 2007г., с.   
Шуйское)

    «Недавно мне позвонил из Москвы Борис Геннадьевич Калиничев с просьбой приехать с   
учащимися и учителями Шуйской средней школы в Вологду на спектакль «Таинственный путник.   
Страницы жизни и творчества великого русского поэта Николая Рубцова»   
(литературно-драматическое повествование).   
    Борис Геннадьевич, будучи вице-губернатором Ставропольского края, в прошлом году   
приезжал в Шуйскую школу на открытие библиотеки-музея им. Н.М. Рубцова.   
    И вот в рамках праздника «Рубцовская осень» в Вологде Б.Г. Калиничев направил в нашу   
областную столицу театр-студию «Слово» Ставропольского городского Дворца детского   
творчества, лауреата премии Президента России, лауреата премии театрального фестиваля   
«Русская драма», г. Москвы, лауреата премии Союза молодежи Ставропольского края.   
    Идея спектакля – Б.Г. Калиничева. Сценическая композиция и постановка – заслуженного   
артиста России Владимира Гурьева по книге Майи Андреевны Полётовой «Пусть душа останется   
чиста… Н. Рубцов. Малоизвестные факты биографии».   
    Спектакль проходил 14 сентября в Русском доме. Очень хорошо, что И.Ю. Марюкова и Т.Ю.   
Краснова привезли на спектакль старшеклассников.   
    На сцене играли их ровесники – учащиеся школ. И как играли! Бесподобно, талантливо.   
    Мы увидели образец чтения художественного слова, поэзии. Любовались танцами и играми   
молодёжи 50-х – 60-х годов, зажигательной лезгинкой в исполнении юных артистов.   
    А сцены из жизни Н.М. Рубцова никого не оставили равнодушными. Юноша, который играл   
поэта, подобран режиссёром удачно: был очень похож на Н.М. Рубцова.   
    Костюмы на девушках и юношах напоминали время юности Коли Рубцова. Очень интересной   
была инсценировка стихотворения поэта «Где весёлые девушки наши?»

                     Как играли они у берёз   
                     На лужке, зеленеющем нежно!   
                     И поплакав о чём-то всерьёз,   
                     Как смеялись они безмятежно!   
                     И цветы мне бросали: - Лови!   
                     И брожу я, забыт и обижен:   
                     Игры юности, игры любви –   
                     Почему я их больше не вижу?   
                     Чей-то смех у заросших плетней,   
                     Чей-то говор всё тише и тише,   
                     Спор гармошек и крики парней –   
                     Почему я их больше не слышу?

    И талантливая игра юных артистов, и костюмы, и освещение сцены так действовали на   
чувства зрителей переполненного зала, что более чем двухчасовой спектакль смотрелся на   
одном дыхании. В зрительном зале была абсолютная тишина, только порой прерываемая громом   
аплодисментов. А в конце зрители стоя благодарили участников спектакля продолжительным   
«Браво!»   
    Приветствовали М.А. Полётову и дочь Н.М. Рубцова - Елену Николаевну.»


    Т. Решетова (Татьяна Агафонова)

Легендарные «Волны и скалы»

    «Уважаемая Майя Андреевна!

    Постарался как можно быстрее написать по Вашей просьбе свои воспоминания о моём   
знакомстве с Николаем Рубцовым и о том, как мы с ним летом 1962 года делали знаменитые   
легендарные «Волны и скалы».   
    Надеюсь, что я весьма оперативно выполнил Вашу просьбу и не задержал изготовление   
Вашей книжки?..   
    Поздравляю Вас и Ольгу с наступающим праздником Рождества Христова!   
    Больших Вам успехов в святом деле сохранения – через музей  – светлой памяти Николая   
Рубцова!!!...   
    До свидания. Обнимаю, – ваш Б.Тайгин.   
    Петербург  5.01.2008


    … Молодой человек подошёл к краю сцены, почему-то широко улыбнулся и начал читать   
стихи  – монотонно, без эмоций, помахивая при этом правой рукой в такт чтению и почти не   
делая пауз между стихами.   
    Однако содержание смысла в стихах было настолько неожиданным и необычным, что зал   
слушал эти стихи с предельным вниманием!   
    Это были стихи-зарисовки различных эпизодов из моряцкой жизни, освещавшие труд и быт   
моряков – под каким-то абсолютно особым своим углом зрения!..   
    Ему долго не давали уйти со сцены, хотя регламент выступления давно кончился.   
    Этот молодой поэт был Николай Рубцов!..   
    … спустя полгода с того нашумевшего январского вечера в Союзе писателей, я принимал   
участие в литературном вечере, устроенном в Малом зале Дворца культуры им. Горького. Это   
было шестого мая.   
    В качестве почётных гостей были приглашены молодые поэты, уже получившие в городе   
достаточную известность. В их числе был и Николай Рубцов. В перерыве между отделениями я и   
познакомился с ним, успев кратко рассказать, в каком восторге я был от его выступления на   
том зимнем вечере в Союзе писателей! В конце доверительно-дружеской беседы мы обменялись   
адресами, и я пригласил его посетить меня.   
    И вот первого июня Николай Рубцов – мой гость! Я показал Николаю свою библиотеку и в   
том числе изготовленные мною книжки: сброшюрованные машинописные полулисточки с   
напечатанными на них стихами с приклеенной обложкой – художественно оформленным листом   
ватмана!   
    Николаю очень понравились такие книжечки, и я предложил ему изготовить такую же книжку   
с его лучшими стихами. Он, конечно, с радостью согласился – достал из портфеля большую   
подборку машинописных листов со стихами; я включил магнитофон, поставил ленту с записью   
чтения одного из своих друзей и пояснил Николаю, что я составляю фонотеку – голоса своих   
друзей, читающих стихи. Он тут же согласился прочесть на запись несколько своих стихов!   
    Июнь и июль 1962 года всё свободное время я посвящал процессу изготовления сборника   
стихотворений для Николая.   
    … в процессе работы над книгой Николай постоянно доводил свои стихи до совершенства:   
менял слова, строки, а порой и целые строфы.   
    Стихи Николая, конечно, потрясающие!.. Но когда в создании книжки принимает участие   
сам автор, возникают некоторые сложности. Приходилось по несколько раз заново печатать   
многократно обновлённый стих.   
    «Понимаешь, – говорил он мне, – ведь это же будет книга – единый смысловой организм, –   
и он должен быть живой! Каждый стих в книге должен быть до предела отточен и занимать в   
книге своё определённое место. Первая книга – всегда очень важна для поэта! Если первая   
книга получится слабой, сырой, то вторая или третья – даже очень хорошие – всё равно не   
спасут… Первое впечатление – всегда самое сильное!»   
    Воистину железная логика!   
    … Так или иначе – к тринадцатому июля все шесть экземпляров (две закладки по три   
экземпляра) машинописных книжек были готовы! Вручая книжки Николаю, я полушутя посоветовал   
ему: «Знаешь, бросай ты свой завод, поезжай поступать в Литинститут, и диплом тебе   
поможет, как профессиональному поэту, открыть двери в официальную литературу». Николай   
засмеялся и шутя ответил, что подумает над этим ценным предложением.   
    … Вероятно, серьёзно обдумав и взвесив все «за» и «против», Николай, получив на заводе   
десять дней за свой счёт, в августе ездил в Москву и к полной неожиданности был принят на   
очное отделение».

«Флагман русской поэзии»

    В рассказе «На вилле Г.Фокина в Находке» мы поместили приказ №371 командира войсковой   
части 62656 капитана III ранга И. Капитанца. В этом приказе говорилось о пропаже сапог у   
матроса Рубцова во время его службы на эсминце «Острый». Это происшествие показалось нам   
курьёзным.   
    И вдруг в случайной беседе с полковником Сергеем Александровичем Модестовым мы узнали,   
что Иван Матвеевич Капитанец, Адмирал Флота, является почётным академиком академии военных   
наук и живёт в Москве.   
    Нам была предоставлена удивительная возможность познакомиться с бывшим командиром   
эсминца «Острый». Эта встреча состоялась в музее Н.М. Рубцова 26 января 2008 года.   
    В книге отзывов музея бывший командир матроса Рубцова написал:   
    « … Николай Рубцов служил в артиллерийской боевой части, был скромным, выдержанным,   
исполнительным, вежливым, всегда готовым выполнить приказ!   
     Талант проявился его на флоте – он издавал стихи и писал короткие рассказы.   
    Из трёхсот членов экипажа, когда о нём заговорила пресса и стали публиковать его   
стихи, он предстал сразу в моей памяти: четкий, подтянутый.   
    Спасибо музею за память старшего матроса – флагмана русской поэзии.

    Адмирал Флота Капитанец Иван Матвеевич».

Звезда Рубцова

    8 августа 2003г. в музее Н.Рубцова, с. Никольское Тотемского района Вологодской   
области, проходили рубцовские чтения, на которые съехались рубцововеды-подвижники со всех   
концов России. Приехали даже рубцововеды из г. Артёма Приморского  края. Этот день был   
знаменательным. Именно в этот день, 8 августа 1988г., в Крымской астрофизической   
обсерватории была открыта новая малая планета под номером 4286. Астроном, открывшая эту   
планету, назвала её именем русского поэта Николая Рубцова.   
    Подлинное свидетельство об открытии планеты, по нашему запросу, было передано в   
Московский музей Н.М.Рубцова.

Журавли над Музеем Н. Рубцова

    Это произошло 27 марта 2006 года. Жена Попова Николая Васильевича – Ольга Николаевна с   
сыном шли в военкомат по улице Вавилова со стороны музея Дарвина. Вдруг услышали громкий   
крик вороны, сидящей напротив дома №3 по улице Дмитрия Ульянова, где находится библиотека   
№ 95 и Музей Н.Рубцова. Ольга Николаевна подняла голову - и увидела в небе над этим   
зданием журавлиный клин. Одна линия клина была короче другой.   
    Известно, что журавли над Москвой почти никогда не летают.   
    Будто  сама Душа Поэта ликовала в этот юбилейный год, пролетая журавлиным клином над   
Рубцовским музеем.


О творчестве Николая Рубцова

  Бог явил нам радость и чистоту в виде стихов Рубцова и взял обратно: недостойны. До сих   
пор думал: Вологда - это Белов. Нет, прежде всего Рубцов. Такой чистоты, такой   
одухотворённости, такого молитвенного отношения к миру - у кого ещё искать?   
     Ф. Абрамов (писатель)

  Творчество Николая Рубцова уникально, оно является одним из высших достижений в русской   
поэзии 20 века - таково общее мнение специалистов, занимающихся изучением его лирики.   
     В. Бараков (доктор филологических наук, профессор)

  Власть поэта над нашими душами тем и загадочна, что живёт она после смерти творца, как   
если бы с ним ничего не случилось и не случится. Нет Рубцова. Однако, читая его стихи,   
время от времени ощущаешь неловкость, словно кто-то пристально наблюдает откуда-то со   
стороны за тобой. Поневоле задумываешься о тайном, и в первую очередь о душе. Неужели она   
бессмертна? Полагаю, что да!   
     С. Багров (писатель)

  Николай Рубцов - поэт долгожданный. Блок и Есенин были последними, кто очаровывал   
читающий мир поэзией - непридуманной, органичной. Полвека прошло в поиске, в изыске, в   
утверждении многих форм, а также истин... И всё же хотелось Рубцова. Требовалось.   
Кислородное голодание без его стихов - надвигалось. .. .Поэзия Николая Рубцова помимо   
эмоционального несёт в себе мощный нравственный заряд, иными словами - она, его поэзия,   
способна не только воспитывать в человеке чувства добрые, но и формировать более сложные   
духовные начала.   
  Поэзия Рубцова - не «тихая», не камерная, не подходит она и под определение   
«деревенская» поэзия. Она просто - поэзия. Поэзия Николая Рубцова. И спасибо ему от нас   
запоздалое за красоту и пронзительность этой поэзии, спасибо ему за любовь его земную,   
неопалимую!   
     Г. Горбовский (поэт)

  Творчество Н. Рубцова я понял не сразу. Только года через два после его гибели. Я думаю,   
это оттого, что его духовный, душевный мир был гораздо богаче, ярче и сильнее, чем мой. С   
годами мой жизненный опыт привёл меня к Рубцову- и теперь в современной русской поэзии нет   
поэта более для меня дорого, чем Рубцов. Я учусь у него, много перенимаю и верю во всё,   
что он пишет, даже если сам я этого не испытал. Он стал для меня школой, одним из   
учебников духовного опыта. Теперь я очень страдаю оттого, что не могу найти музыкального   
ключа к раскрытию тайн его поэзии в музыке. Дважды брался - всё с очень плохим   
результатом. Мечтаю написать истинно Рубцовскую музыку - надежда на то, что однажды это у   
меня получится, помогает мне жить и трудиться и лучше, старательнее сочинять и всю   
остальную музыку.   
     В. Гаврилин (композитор)

      …Такая же любовь была к Рубцову. С ним я тоже никогда не встречался, не сложилось,   
но стихи его ценил чрезвычайно высоко. Один раз мельком в компании виделись, познакомились   
и разошлись. И при встрече он мне сразу понравился. Было в нём нечто незаурядное. Сила   
какая-то, при всей его хрупкости. Живые, выразительные глаза. Я своим друзьям говорил:   
«Вот это великий поэт, мне он больше нравится, чем Есенин». А мне в ответ: «Да ладно, это   
какое-то подражание поэту, не более». Какое там подражание? У него всё своё было. Такой   
глубины чувствования природы я ни у кого из русских поэтов не вижу.   
     В. Клыков (скульптор)

 Мне дороги в книгах Рубцова два качества. Прежде всего, это поэт собственной,   
выстраданной темы, которой он верен в каждой строке, а потому - глубоко самобытный. Это   
поэт Родины, её красоты и судьбы. Но главное, конечно, то, что он поэт, не версификатор, а   
поэт по сути своей, по качеству своего таланта. Общеизвестно, что стихи - далеко не всегда   
поэзия. В лучших стихах Н. Рубцова живёт неизъяснимая магия слова, ритма, чувства музыки,   
настроения, которые и делают их поэзией. Высокой поэзией.   
     Ф. Кузнецов (критик, литературовед)

  ...Николаю Рубцову дано было сказать своё слово о природе и - что очень трудно после   
Тютчева - о стихии ветра. Это было бы невозможно, если бы поэт не обладал своим сильным   
мирочувствованием, в основе которого была «жгучая, смертная» связь с родной землёй. Но   
что-то «жгучее, смертное» есть и в связи поэта с самой природой, ветром, вьюгой,   
вызывающими в его душе отклик чувств - мирных, тревожных, вплоть до трагических   
предчувствий.   
  .. .поэт шёл от «звезды полей» к звезде вечной, к постижению нравственных ценностей, и   
жаль, что путь скоро оборвался, что поэт не выразил всего, что мог бы со временем   
выразить, однако главное он успел сказать: что именно любовь - та центростремительная сила   
в поэзии и в самой жизни, которая удерживает творчество, отношения людей от распада.   
     М. Лобанов (критик)

  Иногда, кажется, что более религиозного поэта у нас не было. Поэзия сама по себе   
многогранна - как весь человек или даже весь народ. Но скрепляется всё в этом мире только   
высшим предназначением. Прежде смерти душа самого поэта слилась с небом Родины - только   
так может родиться музыкальная тема высокой поэзии - «музыки, которую не слышит никто».   
Вот откуда эта причастность благодати, откуда этот «архангельский дождик», эти тучи,   
готовые сорваться вместе с душой поэта, с каждым громом!.. Его духовное одиночество -   
высокое чувство, так перемежающееся с опытом подвижников благочестия. В этом чарующая сила   
стихов поэта - певца русской богоносной души. Скажут:«.. .пил, кончил плохо». Нет, это всё   
та же битва добра и зла через чувство сердца, именуемая в аскетике духовной бранью и своей   
мученической кончиной, впрочем, как у Пушкина и у Есенина, можно верить, Рубцов победил   
демона, живущего в его душе, «жало смерти», по слову Апостола Павла.   
     А. Никулин (священник)

  Казалось, жизнь делала всё, чтобы человек утратил чистоту души, ожесточился на   
окружающий мир, потерял веру в доброту и совестливость. Горя, невзгод, незаслуженных обид,   
что довелось ему сполна испытать в жизни и литературе за свои тридцать пять лет земного   
бытия, хватило бы с лихвой на десятерых. А он - выдюжил. Потому что был истинным поэтом и   
порядочнейшим человеком, был личностью. Он любил жизнь, природу, свой народ, любил до   
самозабвения свою Родину - Россию. Он не щадил себя, не берёг. Ради Слова великой правды о   
Родине он очищал свою душу на огне поэзии и сам стал чистой, родниковой душой России. Имя   
его навсегда останется среди светлых имён достойнейших сынов России. Имя его - Николай   
Рубцов, выдающийся русский поэт!   
     Ю. Прокушев (критик)

  Чудный изныв русской души по Родине вслед за Есениным пропел Рубцов. Но не повторил, а   
извлёк в небывалых доселе звуке и чувстве, в которых радость и боль, близкое и далёкое,   
небесное и земное существуют настолько слитно, будто это одно и то же есть!   
  .. .В поэзии - Николай Рубцов, в прозе Василий Шукшин, в драматургии Александр   
Вампилов... - кажется, самую душу и самую надежду почти в единовременье потеряла с этими   
именами российская литература. И, кажется, сама совесть народа осталась с ними в   
литературе...   
     В. Распутин (писатель)

  Истинная поэзия во все времена была отражением, лицом глубинной духовной жизни целого   
общества, эпохи. Одно из самых привлекательных явлений в нашей литературе последних   
десятилетий - поэзия Николая Рубцова. Мало кому из поэтов не мечталось сказать о себе   
столь просто, убеждённо и столь пророчески: «И буду жить в своём народе». Сказать не в   
поэтическом запале, но всем складом и духом своего творчества.   
  ...Лирика Рубцова принадлежит к тем не столь частым, но подлинно поэтическим явлениям, в   
которых гражданственность, патриотизм, историзм мышления не служебные покровы, не одежды,   
«накинутые на плечи» стихов, но плоть их и кровь, духовная сущность самой их   
художественности и их музыкальности...   
     Ю. Селезнёв (критик)

  Николай Рубцов - один из тех поэтов, которые очень близки моему сердцу. Считаю его   
творчество закономерным продолжением великой русской поэзии. Не хочу сравнивать его ни с   
кем из её столпов. Он похож на всех талантливых стихотворцев своей божественной   
одарённостью, глубиной мысли, чистотой и душевностью. Не мыслю без его стихов культуру   
нашего Отечества и саму его историю. Дорогая мне, как художнику-реставратору, Вологодская   
земля, взрастившая талант Николая Рубцова - оазис красоты и вдохновения. Здесь творил мой   
любимый Дионисий, здесь работали безымянные, но бесконечно даровитые иконописцы, здесь   
родина К. Батюшкова, здесь создал свои классические вещи Василий Белов, здесь трудится   
один из лучших наших реставраторов Николай Фе-дышин. Каждый раз, приезжая в Вологду,   
Тотьму, Кириллов, Устюжну, Великий Устюг, я ловлю себя на мысли, что каждый уголок Земли   
Вологодской воспет щедрым и глубоко любящим свою Родину Николаем Рубцовым.   
     С. Ямщиков (художник-реставратор)

     Приведённые выше цитаты взяты из сборника «Поэту посвящается…»   
Сост. С.А. Лагерев, — Сургут: Городской фонд «Словесность», 2007


     «Николай Рубцов — тихий голос великого народа, потаённый, глубокий, скрытый».   
     «Рубцов — памятник эпохи. Это настоящий народный поэт, русский по непридуманности, по   
неизобретательности самой поэзии. Какие-то живые куски, оторванные от сердца. Есть слова,   
которые ему было дано сказать. Например, «Поверьте мне, я чист душою» — и ему веришь».   
     Г.Свиридов

      «Рубцов — поэт всех народов и не одной эпохи».   
     «Смерть Николая Рубцова и Коли Рубцова это всё равно бессмертие этой фамилии. Имена   
их останутся навсегда. Никакие революции и грандиозные события не сотрут бессмертие этой   
фамилии».   
     С. Куняев.





1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15